Бесплатный осмотр - совет - рекомендация в стоматологическом кабинете «Дента-Вик».

Московская, 59 (угол Радищева). Запись по телефону 8-906-302-82-92

 

      

Чудо всегда рядом. Встреча с Валентиной Маркушиной

С детства люблю рассматривать картины художников. Цветные репродукции завораживают. Разные авторы – другие миры. Но, живое общение с картиной заменить невозможно ничем. На саратовских выставках работы Валентины Маркушиной узнаются сразу. Давным-давно (а кажется, вчера) мне о ней рассказывала мама подруги, Валентина Кальманович, первой купившая картину на Первом –

и последнем, открытом городском аукционе картин в Саратове в далёкие девяностые. Валентина Филипповна стала первым моим знакомым коллекционером. Так и запомнилось от неё – Мерцлин и Маркушина, такие непохожие по жизни и творчеству.

Этим летом, жарким июньским днём мы зашли с дочкой в мастерскую Маркушиной на улице Кутякова, в доме номер 18, через двор бывшего интерната. В комнате на втором этаже Валентина Михайловна, кажется, бывает всегда. Как Лев Толстой, она ежедневно с утра за работой. Этому не может помешать неважная погода или плохое самочувствие. Среди обилия картин она сидит у окошка, по памяти пишет пейзаж с церковью на пригорке. Этюд храма с давнего пленэра тоже на стене. Мы поздоровались, разговорились, и Валентина Михайловна спокойно рассказала о своей жизни. Родилась в 1937 году в Брянске. Отца забрали на фронт, в 1941 в Брянск вошли немцы. Мать смогла вывезти близких в село Рахмановка Пугачёвского района нашей области. Отец выжил и вернул семью в Брянск, откуда Валентина, повзрослев, поехала поступать в Елец. «Из Брянска я родом, а Елец рядом, поступила в Художественное училище. У меня был очень хороший преподаватель, Сорокин. Он многому меня научил».

Википедия поясняет, что Виктор Семёнович Сорокин (25 декабря 1912 — 25 августа 2001) — народный художник РСФСР, кавалер Ордена Почёта (1998) - учился в Московском художественном институте. Его учителя были ориентированы на русское классическое искусство и французский импрессионизм. Сорокин создал свою манеру живописи, «русский импрессионизм». – Как это перекликается с великими мастерами саратовской школы! - Время было непростое, велась борьба с формализмом и космополитизмом. Поэтому в 1948 году Сорокин переселился в Елец, где преподавал живопись, а по расформировании художественного училища в 1957 году переехал в Липецк. Жизнь в провинции сильно повлияла на его мировоззрение. До 60-х годов его работы были более скупыми по колориту, с точными отношениями, написанными свежими красками. С 1970-х годов набирает силу экспрессия — основная тенденция творческого тридцатилетия. Он считал, что цель искусства — поднимать дух людей. В центре Липецка в 1992 году был учреждён Музей-мастерская народного художника России В.С. Сорокина. Ныне это — художественный музей имени В.С. Сорокина «Дом мастера». Именем В.С. Сорокина названа Детская художественная школа № 1. В 2019 в честь 316-летия в день города установят памятник Сорокину на бульваре Сорокина. Так город сохраняет память о художнике.

Вот у этого специалиста училась Валентина три курса в Елецком художественном училище, и два курса — в 1958–1959 годах — в Саратовском художественном училище. Мне потом уже стала интересна причина того, что училище закрыли. Мы не говорили об этом, помог интернет. Владимир Степанович Алексушин, выпускник СХУ, член Союза архитекторов России (СССР), вспоминает 1957 год: «Этот год набора в (саратовское) училище не было. Причину случившегося тщательно скрывали, молчали и поступившие ранее, а всё оказалось просто и созвучно правилам 50-60 годов. В 1957 году расформировали Елецкое художественное училище (ЕХУ). Выпускной курс остался в Ельце, а остальные учащиеся направлены в различные города СССР. В СХУ поступила настолько большая группа елецких учащихся, что очередной набор учащихся 1957 года был отменён. Существует две причины расформирования ЕХУ. Официальная: ЕХУ было организовано переводом в г. Елец в 1937 году Орловского художественного училища (образовано в 1933 году). В 1957 году с отходом города Елец к Липецкой области, указом управления культуры Липецкого облисполкома от 31 мая 1957 г. за № 202, училище было закрыто. Неофициальная: училище закрыли и расформировали из-за преобладания в ЕХУ "авангардистских" увлечений. А "толчком", как вспоминает Вячеслав Лопатин, послужило письмо в Обком КПСС учащегося ЕХУ о том, что ему было отказано как коммунисту в принятии в клуб по изучению древнерусского искусства. Отказ был шуточный, но шутку в Обкоме не поняли».

Я почти не задаю вопросов. Рассказывает сама Валентина Михайловна:

- Учёбу мне пришлось продолжить в саратовском Художественном училище. Ехала в Саратов в поезде, раздражалась, как люди могут говорить так нараспев, неужели нельзя конкретно сказать? Воздуха мне не хватало, воздух в городе был сухим и жарким, ставила у постели стакан с водой, горло сохло... Жара, туман сквозь пыль, думала, в Саратове не жить. А на Севере насыщенные краски, Пишешь с натуры, невольно всё это проступает. В Ельце моя живопись была пастозная, броская, яркая. Сочное и насыщенное небо, сочная природа. В Саратове более дымчатое, серое небо, пыльное. На перемене студенты заглядывали мне под палитру, где краски были яркие. Непривычные. Мне не нравились саратовские «загорелые, чугунные» краски, которыми тогда писали. Хотелось передать красоту природы. Пишешь это солнце, оно заходит и всходит, и что писать? Сразу по два этюда делала, злилась, хотелось всё порвать и закопать. А потом со временем всё сгладилось. Понравилось. Годов до 60-х писала смелее, этюдного характера работы, где была недосказанность, недописанность. Учителями были В.А. Белонович, М.И. Просянкин, В.Ф. Гуров и Б.В. Миловидов.

(Я поискала в сети отзывы учащихся того периода. Студенты набора 1958 года так отзывались о преподавателях: В.А. Белонович — преподаватель спецдисциплин и технологии живописи, развивал такой жанр, как этюд-картина, то есть, небольшие по формату работы; М.И. Просянкин был заслуженным работником культуры РСФСР, вёл живопись и рисунок, но никто тогда не видел его с этюдником на летних пленэрах. Администратором был ответственным, об учащихся заботился, но был и жёстким, несколько человек отчислил за приверженность идеям авангардизма и экспрессионизма; В.Ф. Гуров, с 1947 года возглавлявший Саратовское отделение Союза художников, учился у А.И. Савинова. Сам блестящий живописец, то что он хочет от учащегося показывал не только примером, но и словом объясняя. Непосредственно в работу учащихся он вмешивался крайне редко, и за полчаса-час выводил работу до приличного состояния. Владимир Фёдорович учил писать сразу всё, чтобы в любое время прерванная работа выглядела во всех её частях одинаково законченной. "Всё время следить за общим. Общее, общее — вот к чему надо стремиться"; Миловидов Борис Васильевич, опытный и уважаемый педагог, пейзажист, преподавал и графику, при нём работа шла спокойно, вдумчиво и плодотворно).

Маркушина после училища поработала художником по росписи тканей фабрики «Вышивка», на галантерейной фабрике в Саратове. Уже дома я уточнила даты. В 1976 году она окончила Московский Всесоюзный институт лёгкой промышленности. Активно участвовала в областных, зональных, всероссийских и всесоюзных, а также международных выставках. Представляла работы, написанные на русском севере, в Великом Устюге, Брянской и Саратовской областях, куда она часто выезжала на пленэры. Член Союза художников России (1980). Награждена знаком Министерства культуры РФ «За достижения в культуре» (1997). Большое число её работ находится в музейных и частных собраниях страны. Мы продолжаем неспешный разговор.

- Где лучше писалось?

- При всякой возможности уезжала на пленэры, и в дома творчества по первому зову. Окрестности писала. У племянницы в Брянске писала, в заброшенном селе. Окошечки домов как глаза человека, смотрят на тебя, а людей нет. Каждый год умирают... Яблок море, всё усыпано, сливы много. Деревья живут, а людей нет. Вечером на улице тряпки висят, ветром обтрёханные, и сидит в темноте бабуля одна, старенькая, в старинном доме. Ни света, ни газа, ничего. Село брошенное. Не платят, и люди уезжают. А художник запечатлевает всё это на память потомкам. Писала в Устюге много этюдов, что-то увезли, хочу повторить... Пишу долго-долго. И три часа потом стоит в глазах вид. Много выставлялась.

Хочется успеть побольше сделать. Душа требует. Привычка работать каждый день. Сейчас художники мало ходят на пленэры, в основном преподают. Я пишу пейзажи родного края. Люблю писать одна, наедине с собой. Природа не мешает, можно сосредоточиться.

- А вообще писали портреты?

- Писала, да. У меня племянница написана, я подарила, себя писала, сына писала, внука писала. Вот отец у меня нарисован, мама. Я графикой много занималась. Пока дети были маленькие, я любила карандаш просто. И шариковой ручкой без всяких прям сразу, живой материал когда. Батиком занималась долго, хотела подробностей. Там более лаконичное письмо. У Павла Кузнецова когда выставка была, я всё подарила музею.

- Музею Радищева?

- Музею Павла Кузнецова, ну, они в Радищева что-то передали. В музее Боевой Славы есть мои работы. Дарила в Краеведческий музей батик. А сейчас чем-то одним нужно заниматься. Сосредоточиться нужно. Жизнь такая штука скоротечная. Раньше расписывала и на стекле, и на дереве, и что только ни делала, первая в Саратове. Распыляться нельзя. Художник должен путешествовать, видеть много. После инсульта езжу только к родне, сложно стало. Выживать надо как-то и творчески работать. Писала гуашью после болезни, но больше работаю маслом. Готова писать чем угодно, любым материалом, лишь бы работать. Прошла персональная выставка в СХУ в 2016 году. На сегодняшний день это лучший выставочный зал города. Жаль, там бывает мало посетителей, и закрыто в выходные дни.

- А как вступали в Союз художников?

- В Союз художников всегда сложно было вступить, по разным причинам. Все годы было трудно. И у меня получилось не сразу, только после 40 лет. Если посмотреть фильмы о моих выставках, часов на пять будет. 600 работ выставляла в Радищевском музее, все залы 2 этажа, давно это было. С 2012 года подала документы на заслуженного художника. Всё жду ответа. На восьмидесятилетие СХ РФ вручили мне серебряную медаль. (Решением Секретариата Всероссийской творческой общественной организации «Союз художников России» ряд членов Саратовского областного отделения Всероссийской творческой общественной организации «Союз художников России» награждены золотыми и серебряными медалями, Маркушина Валентина Михайловна – в номинации «Традиция, духовность, мастерство»).

- Как Вас находят ценители творчества, покупатели?

- С этим совсем плохо. Музеи сейчас поощряют проходных художников, привлекают публику. У одних людей есть вкус, они выбирают настоящее. А другие покупают современные непонятные вещи. Как ценителю найти своего художника? В мастерских на Советской нас все знали...

(Историческое здание офицерского собрания в середине прошлого века было передано под художественное училище, а после переезда студентов на Университетскую перешло к художникам под мастерские. Заходя в гости к Анне Гладкой, с интересом наблюдали, как кипит жизнь. Было там всё в полуразрушенном состоянии, холодно зимой, но творческая атмосфера царила до 2017 года, когда попросили всех оставить территорию. Хорошо помню, как в марте на снег выносили картины и скульптуры, мольберты и станки, отправляясь в неизвестность. Мы тогда занимались акварелью в мастерской Людмилы Моисеевой. Выходя поздним вечером, заглядывали в освещённые окошки первого этажа, где трудилась допоздна Маркушина. Всем переезд дался непросто).

- А сюда как люди попадают?

- Как поселились на Кутякова, 18, люди к нам не ходят, не знают. Мастерская у меня маленькая, картины вешать некуда. Они в тесноте иногда падают, рамы современные, всё пластик, разбиваются. В городе негде выставлять и продавать свои картины, только в Художественном фонде, а его возможности ограничены. Иногда думаю, зачем работать, кому это надо? А потребность есть. Утром пораньше встала и пешком пришла в мастерскую. Не ближний свет, но работа зовёт. И в гололёд ходила в мастерскую. Не могу просто так сидеть...

- Какие темы Вас сейчас привлекают больше всего?

- Люблю всё писать, абсолютно всё. Скучаю по природе. Много есть этюдов по Лысой горе и предгорьям. Цветы жалко не писать. Принесли их – они завяли, а я дам им жизнь. Принесу подсолнухи, пишу, прихожу – они не вянут. Пишу снова. Прихожу – они завяли. И снова пишу, тоже красиво! Так четыре работы получилось. Художником не каждый может быть, должен быть цвет и вкус. Вот, Фешин как живописал! Думала, женщины лучше цвет видят, а нет... На природу смотришь – всё просто, а как написать это?

Валентине Михайловне есть чем гордиться. Состоялась она и как женщина, мать. Красавица, стройная и статная, не разбрасывалась талантом, всё свободное время отдавала живописи. Вспомнила я, как на торжествах по случаю восьмидесятилетия СХ РФ в зале СХУ им. Боголюбова А.П., где было очень много достойных представителей творческого сообщества, наш друг, скульптор Виктор Иванович Белозёров деликатно приобнял Валентину и, поздравляя с наградой, заговорил о её непреходящей красоте и дружбе с её мужем. Очень тронуло, как он сказал строго и одобрительно: «Она честная была». Вот такими критериями меряет людей поколение моих родителей, по честности и порядочности. Их и придерживалось всегда. Трудяги, не искали обходных дорог, не подстраивались под коньюнктуру рынка, любили жизнь и писали жизнь.

Искусствоведы любят творчество Маркушиной. В своё время Эмилий Николаевич Арбитман, историк искусства и художественный критик, назвал её манеру письма "живой кожей", имея в виду, что трепетная кисть Валентины форму не искажает. А Валентина Мефодьевна Сорокина, заслуженный работник культуры РФ, лауреат премии имени П.М. Третьякова, так сказала о ней: «Не саратовская, но живо пишет с натуры и чувствует её состояние». Чем сильно удивила Валентину Михайловну. Стеснялась она всегда хвалебных отзывов. И выступать на открытии своих выставок ей было неловко. «Я всегда стесняюсь внимания, до сих пор. Стоишь перед всеми, как голая, понравишься или нет... Все ищут признания, но не всем нравятся твои работы. А я не изменяю своему искусству. Как училась, так и работаю, продолжаю традиции. Художнику сейчас тяжело выживать и творчески работать. Меня спрашивают: «Ты богата, миллионы, наверно, имеешь?» А я в ответ: «Вы купите?» - «Нет...»

К этой заметке я шла два месяца. Было о чём подумать, картины вспоминала из мастерской, и удивительная эта женщина, Валентина Михайловна, полюбившая саратовскую землю как родную, часто вспоминалась. Профессионализм и преданность выбранному делу составили её жизнь. Непростую, с проблемами, как у всех нас, и посложнее других. Об этом ни слова, не жаловалась она, просто вспоминала и делилась мыслями о творчестве. Живопись – основной вектор её долгой жизни. Много фотографий принесла я со встречи. Нт, не поделюсь. Потому что не передаёт экран духа русского, живого. Этой осенью, пообещала Маркушина, будет её персональная выставка в уютном выставочном зале СХ РФ на Рахова. Не пропустите, ценители русской школы живописи, насладитесь пейзажами с виду неброской, душевной, такой понятной и родной земли!

 

Елена Игошина,

фотографии из открытых интернет-источников, а также одна фотография (та, что самая верхняя) Михаила Сергеева: Маркушина В.М. и художники группы ТРИО на выставке в СХ РФ (2016), авторы: Маркушина В.М. и Белозёров В.И.

  • Просмотров: 115

Яндекс.Метрика