Бесплатный осмотр - совет - рекомендация в стоматологическом кабинете «Дента-Вик».

Московская, 59 (угол Радищева). Запись по телефону 8-906-302-82-92

      

Посвящение Генри Миллеру от Артура Вендрэ в «Земском»

Arthur Vendray, artiste de Nice, expressionniste, a consacré sa nouvelle collection de peintures à Henry Miller.

Выставочный зал редакции газеты «Земское обозрение» 23 декабря 2019 года представил искушённой публике необычную коллекцию картин. Отличную от других в первую очередь тем, что автор – не наш человек, а

продукт воспитания другой культуры. Утончённый (как обычно представляется нам француз), он проживает на исконно итальянской территории, позже переданной в постоянное пользовании Франции — в Ницце, облюбованной англичанами и прославленной французскими импрессионистами.

Манкое морское побережье всегда притягивало творческих людей. С холодного парижского материка подбирались компании ищущих новых путей мастеров, владеющих кистью — как рассказывают теперь искусствоведы, а в те времена порой и не имеющих художественного образования. Писали, кто как мог, благодатные прованские пейзажи, отдавая их за похлёбку и выпивку в харчевнях посреди виноградников и лавандовых полей. Пережили бедность и неприятие окружающих, гражданские и мировые войны, послевоенную разруху... И получившие – некоторые из них – посмертную славу.

Артур Вендрэ, экспрессионист из пригорода Ниццы, не изобретает велосипед. Он пишет морские пейзажи и выставляет их на родине, полной туристов-любителей казино, яхт и круизных путешествий. Все городки у побережья и в ближних горах заполнены художественными салонами. Яркими красками пишут авторы декоративные виды окрестностей, натюрморты и абстрактные композиции. В католической стране не особо принято было писать обнажённую натуру. Если и встречается на выставках, то серо-чёрные, откровенно холодные фигуры, более тяготеющие к монументальным интерьерным композициям в стиле хай-тек. Артур Вендрэ любит жизнь, вино, и любит женщин. Поэтому выплеснул свои эмоции в ярких холстах. Он посвятил свою новую коллекцию картин Генри Миллеру, в юности поразившего Артура подробным описанием мучительных поисков женщины, чем-то схожими с его собственными.

***

«Я люблю всё, что течёт», — сказал великий слепой Мильтон нашего времени. Я думал о нём сегодня утром, когда проснулся с громким радостным воплем; я думал о его реках и деревьях, и обо всём том ночном мире, который он исследовал. Да, сказал я себе, я тоже люблю всё, что течёт: реки, сточную канаву, лаву, сперму, кровь, желчь, слова, фраз. Я люблю воды, льющиеся из плодного пузыря. Я люблю почки с их камнями, песком и прочими удовольствиями; люблю обжигающую струю мочи и бесконечно текущий триппер; люблю слова, выкрикнутые в истерике, и фразы, которые текут, точно дизентерия, и отражают все больные образы души; я люблю великие реки, такие, как Амазонка и Ориноко, по которым безумцы вроде Мораважина плывут сквозь мечту и легенду в открытой лодке и тонут в слепом устье. Я люблю всё, что течёт, — даже менструальную кровь, вымывающую бесплодное семя. Я люблю рукописи, которые текут, независимо от их содержания — священного, эзотерического, извращённого, многообразного или одностороннего. Я люблю всё, что течёт, всё, что заключает в себе время и преображение, что возвращает нас к началу, которое никогда не кончается: неистовство пророков, непристойность, в которой торжествует экстаз, мудрость фанатика, священника с его резиновой литанией, похабные слова шлюхи, плевок, который уносит сточная вода, материнское молоко и горький мёд матки — всё, что течёт, тает, растворяется или растворяет; я люблю весь этот гной и грязь, текущие, очищающиеся и забывающие свою природу на этом длинном пути к смерти и разложению. Моё желание плыть беспредельно — плыть и плыть, соединившись со временем, смешав великий образ потустороннего с сегодняшним днем. Дурацкое, самоубийственное желание, остановленное запором слов и параличом мысли...

На секунду я вспомнил свою жену — где она? Что с ней сталось?...
Двуногие существа представляют собой странную флору и фауну. Издали они незначительны; вблизи — часто уродливы и зловредны. Больше всего они нуждаются в пространстве, и пространство даже важнее времени.
Солнце заходит. Я чувствую, как эта река течет сквозь меня — ее прошлое, ее древняя земля, переменчивый климат. Мирные холмы окаймляют её. Течение этой реки и её русло вечны».

Генри Миллер

***

Саратовцы высказывали противоречивые суждения о картинах иностранца. Знакомые с романом Генри Миллера соглашались с трактовкой автора, неискушённые зрители ругали и требовали прикрыть срам. Кто-то хотел загадки, а кто-то- любви, - скушно не было никому. Проникновенные речи о роли женщины в искусстве и смелости Миллера и Вендрэ произнесли художники Глубоков и Пукас. Елена Игошина кратко рассказала о поездке группы саратовских художников на Лазурное побережье Франции и о своём прочтении романа «Тропик Рака», пояснив в итоге, что если кто не читал Миллера, то, может, лучше и не начинать. А просто полюбоваться живописной натурой в стиле НЮ, Выставка открыта для всех желающих в рабочее время редакции. Вход свободный. Картины в продаже.

Рудольф Брант

 

Справка:

Генри Валентайн Миллер ( Henry Valentine Miller; 26 декабря 1891, Манхэттен, Нью-Йорк, США — 6 июня 1980) — американский писатель и художник. Его жизнь легла в основу его же скандальных для того времени интеллектуально-эротических романов о мире после Первой мировой и о судьбе писателя в этом мире. Самыми знаменитыми работами Миллера являются романы «Тропик Рака», «Тропик Козерога» и «Чёрная весна», составившие автобиографическую трилогию.

«Эти романы постепенно уступят место дневникам и автобиографиям, которые могут стать пленительными книгами, если только человек знает, как выбрать из того, что он называет своим опытом, то, что действительно есть его опыт, и как записать эту правду собственной жизни правдиво».

Ральф Уолдо Эмерсон

«На долю Миллера досталось немало похвал, в том числе и от таких магараджей литературы, как Томас Элиот, Эзра Паунд, Эдмунд Уилсон. Джордж Оруэлл написал в своём прекрасном очерке: «Это роман человека, который счастлив», — а для Оруэла счастье было едва ли не первой добродетелью. И далее: «Это единственный оригинальный прозаик из всех появившихся за последние годы в англо-язычных странах, который представляет собой определенную ценность.

«Тропик Рака» впервые был опубликован в Париже в 1934 году. К сожалению, людей, которым роман нравился, было куда больше, чем тех, кто решался об этом заявить вслух. А уж чтобы напечатать его на родине… Первая волна популярности поднялась там лишь спустя десятилетие, когда американские солдаты, оказавшись в Париже, на корню раскупили весь его английский тираж. Но минуло еще полтора десятилетия прежде, чем его все-таки решились издать в Штатах, да и то — издателям пришлось выдержать больше полусотни судебных процессов. Разумеется, по обвинению в растлении нравов! Впрочем, все это только ускорило покорение Америки прозою Генри Миллера. Нынче о ней написаны тома исследований, она изучается в университетах, постоянно переиздается, и трудно найти библиотеку или книжную лавку, где не было бы романов «Тропик Рака» и «Тропик Козерога». На русском «Тропик Рака» впервые был опубликован все в том же Париже, в 1964 году тиражом всего в две сотни экземпляров, больше половины которых попытались было вывезти в Союз, но таможня сию крамолу перехватила и уничтожила. Разумеется, как порнографию. Хотя трудно придумать нечто более далекое от порнографии, чем проза Миллера».

Владимир Канторин

  • Просмотров: 207

Яндекс.Метрика