Бесплатный осмотр - совет - рекомендация в стоматологическом кабинете «Дента-Вик».

Московская, 59 (угол Радищева). Запись по телефону 8-906-302-82-92

      

Валерий Ганский: отцы + дети = любовь

Получив приглашение от пресс-службы ТЮЗа на открытый прогон премьерного спектакля «Отцы и дети» на Большой сцене в новом здании театра, я начал готовиться к просмотру.

Пролистал роман Ивана Тургенева. Он был дружен с художником Алексеем Боголюбовым, создателем Радищевского музея.

В первые годы работы Радищевского музея в Саратове усилиями А.П. Боголюбова был организован памятный тургеневский уголок, где экспонировались личные вещи писателя (стол орехового дерева и стул из его кабинета, мантия Оксфордского университета, охотничье ружьё и ягдташ), скульптурный бюст работы М.М. Антокольского и посмертная маска. Вспомнил я, как проходили творчество И.С. Тургенева и роман «Отцы и дети» на уроках литературы в школе. Чацкий, Онегин, Печорин, Рахметов, Базаров – герои русской классики. Даже сочинил анекдот-каламбур про главного героя «Отцов и детей» Евгения Базарова: «В Саратове нет Базаров, а есть только рынки: Крытый, Верхний, Сенной, Пеший».

В советское время не было такой проблемы отцов и детей. Наши отцы боролись и погибали за Родину. И мы, их дети, гордились своими отцами и восстанавливали страну, разрушенную войной. Нет такой проблемы даже у дедов и внуков. Недавно внук, ученик 10-го класса 108-й гимназии, писал сочинение по роману И.С.Тургенева «Отцы и дети», попросил бабушку помочь и вместе они написали сочинение на «5».

Посмотрел в интернете историю создания романа, написанного 140 лет назад. Любопытно, что экранизация романа состоялась ещё в 1915 году (режиссёр Вячеслав Висковский). Это была первая экранизация одноименного романа И.С. Тургенева. Фильм снят в рамках серии экранизаций русской классики «Русская золотая серия» кинокомпании «П. Тиман и Ф. Рейнгардт». Сохранился не полностью.

В 1958 году режиссёрами Адольфом Бергункером и Натальей Рашевской был снят советский полнометражный цветной художественный фильм «Отцы и дети», поставленный на Киностудии «Ленфильм». Музыку к кинодраме писал саратовский композитор Венедикт Пушков.

В 1983 году на студии «Беларусьфильм» режиссёром Вячеславом Никифоровым был снят 4-серийный фильм. В главной роли Евгения Базарова снимался наш земляк, артист Малого театра Владимир Богин, с которым в начале 1960-х годов мы вместе выступали на сцене саратовского Дворца культуры «Россия» в спектаклях поэтического театра «Данко» под руководством артиста ТЮЗа Николая Курьякова. Позже В.Г. Богин стал народным артистом РФ. Другого героя, Аркадия Кирсанова, играл саратовец, заслуженный артист УССР Владимир Конкин.

В 2008 году в Табаковской «Табакерке» молодой режиссёр Константин Богомолов поставил свою инсценировку «Отцов и детей». Роль Одинцовой исполняла бывшая артистка ТЮЗа, заслуженная артистка России, ведущая актриса саратовской драмы Эльвира Данилина.

Театральный критик Ольга Галахова в статье «Базаров в стране лилипутии» написала о спектакле Богомолова следующее: «Одного основания, что то или иное произведение входит в школьную программу и порой уродуется преподаванием великого романа незадачливыми учителями, всё-таки маловато для столь радикального отношения к тургеневским героям, которое демонстрирует молодой режиссёр в новом спектакле. Признаться, нигилизм новых театральных поколений не перестаёт удивлять – Базарову до них далеко. Никакой особой дворянской культуры не было, тургеневские герои – миф писателя…».

Современные нигилисты игнорируют мнением театроведов. Питерский режиссер саратовской премьеры Владимир Золотарь рассказывал журналу «Театр» о будущей премьере: «На самом деле, тип нигилиста никуда не исчезает. Мы опускаем идеологическую подоплёку — время, когда эта история была написана. Какие-то социально-политические окраски, акценты меняются, но суть поколенческого конфликта остается неизменной. Не меняется сущность того, что молодому поколению всё старое кажется косным и отжившим. В каждом поколении находится определённый круг людей, которые говорят: „весь мир, который вы тут до нас построили, или не построили, а развалили, — это всё ужасно. Ужасно до такой степени, что надо выкосить всё косой”. И вопрос не в государственном устройстве или юридической и финансовой системе, — вопрос в человеке». Вот режиссёрская сверхзадача, поставленная его команде: художнику спектакля из Санкт-Петербурга Наталье Зубович, питерскому художнику по свету Александру Рязанцеву. Жаль, что режиссёр убрал из своей постановки время, которое он считает идеологической подоплекой. А ведь ВРЕМЯ – философская категория, выражающая длительность бытия и смену состояний материальных систем и процессов. Старшим школьникам было бы интересно увидеть Россию 150-летней давности: дворянскую усадьбу Кирсановых в две тысячи десятин земли с двумястами душ крестьян, платящим оброк барину. Помещичий дом с неграмотными слугами и служанками. Да и сам И.С. Тургенев получил в наследство 1925 душ крепостных крестьян.

Коллектив ТЮЗа поддержал пришлого режиссёра. В пресс-релизе театра указано, что «Создатели спектакля предложили очень необычное оформление — действие знаменитого романа происходит в условном пространстве, подчёркивающем вневременное, философское содержание романа».

Автор романа «Отцы и дети» думал по-другому. В письме драматургу Константину Случевскому от 14 апреля 1862 года Тургенев разъясняет замысел своего романа: «Вся моя повесть направлена против дворянства как передового класса. Вглядитесь в лица Николая Петровича, Павла Петровича, Аркадия. Слабость и вялость или ограниченность. Эстетическое чувство заставило меня взять именно хороших представителей дворянства, чтобы тем вернее доказать мою тему: если сливки плохи, что же молоко?» Замысел Тургенева не укладывается в концепцию режиссёра, а значит, в спектакле нет автора романа.

Прочитал я и высказывание о романе Тургенева известнейшего театрального режиссёра Адольфа Яковлевича Шапиро, друга и соратника Юрия Петровича Киселёва, чья инсценировка легла в основу спектакля: «Его содержание оказалось настолько богаче того, что запомнилось со школы, разнообразнее и глубже того, что я вычитывал в нём раньше. Я как-то по-новому понял реплику Тригорина из «Чайки»: «Всё равно скажут – “Отцы и дети” лучше».

Целый год из-за пандемии я не был в театре. И вот я иду в ТЮЗ. Он всё там же, на старом месте, на углу улиц Чапаева и Киселёва. Снег занёс летний фонтан перед театром. Стеклянный фасад здания отсвечивает снежной белизной. В просторном фойе на тех же местах на стенах висят портреты актёров и служб театра. Нет только фотопортрета главного режиссера, его нет и в программке, любезно предоставленной мне заведующей литературной части Анастасией Колесниковой.

Большой зал ТЮЗа, выполненный каскадными уступами, зеркально симметричен открытой декорации сцены, зеленью и цветами поднимающиеся почти до колосников. Эта декорация остаётся неизменной до конца спектакля. Пресс-релиз информирует: «С одной стороны, этот мир ближе к нашему времени, здесь есть привычные предметы сегодняшнего быта, такие как холодильник или стиральная машина». Белые прямоугольники холодильника и стиральной машины, чёрная панель телевизора возвышаются над зеленью условной декорации, напоминающей один из уголков саратовской набережной.

Ни по Пушкину, а по Маяковскому заполняется зал: «Усаживались, кидались усмешкою, решали походя мелочь дел…». Журналисты в масках, как предписано саратовским «Роспотребнадзором». Не завидую артистам, находящимся на сцене за кулисами и смотрящих в зал. На замаскированных лицах зрителей не видно реакций — что скрывается за медицинской маской? То ли улыбка, то ли оскал. Значит, нет самого главного партнёра артиста – зрителя. Не видно лиц, не слышно дыхание зала.

Зашевелились стебли растений декораций, начался спектакль. Жду появление Базарова, главного героя романа Тургенева. Как нас учили в школе, Чацкий, Онегин, Печорин, Рахметов, Базаров – предтеча русских революций, и потому «Нигилисты» – так я хотел назвать этот очерк. И вот, наконец, слышу диалог между Аркадием Кирсановым (Алексей Анисимов) и Павлом Петровичем Кирсановым (Алексей Ротачков):

— Что такое Базаров? Хотите, дядюшка, я вам скажу, что он собственно такое?

— Сделай одолжение, племянничек.

— Он нигилист.

— Как?

— Он нигилист.

— Нигилист. Это от латинского nihil, ничего, сколько я могу судить; стало быть, это слово означает человека, который... который ничего не признаёт?

— Скажи: который ничего не уважает.

— Который ко всему относится с критической точки зрения.

— А это не всё равно?

— Нет, не всё равно. Нигилист — это человек, который не склоняется ни перед какими авторитетами, который не принимает ни одного принципа на веру, каким бы уважением ни был окружён этот принцип.

— И что ж, это хорошо?

— Смотря как кому, дядюшка. Иному от этого хорошо, а иному очень дурно.

Пауза. Стоп-кадр. Режиссёр Владимир Золотарь часто употребляет этот киноприём в своем спектакле.

Тургенев же выражает своё отношение к главному герою такими словами: «Я разделяю почти все его убеждения. А меня уверяют, что я на стороне “Отцов”. Я, который в фигуре Павла Кирсанова даже погрешил против художественной правды и пересолил, довёл до карикатуры его недостатки, сделал его смешным!» И таким, прямо по Тургеневу, играет старшего Кирсанова актёр Ротачков.

И всё-таки в спектакле нет Базарова – нигилиста (Руслан Девлятшин), потому что вымарано время. Правильно заметил режиссёр на после премьерном общении с журналистами, что актёр играет своё время. Каждый творец, живущий в определённой жизненной эпохе, то ли драматург, писатель, актёр, музыкант или художник — все они отражают своё время. Спектакль пронизан любовью: родительской, сыновней, женской: Базарова и Одинцовой (Марина Климова), Павла Петровича и княгини Р., Аркадия и Кати (Надежда Червонная), Николая Петровича (Алексей Карабанов) и Фенечки (Анна Соседова).

Мне только непонятно... Режиссёр так и не объяснил — какое отношение имеет вентилятор в руках Аркадия Кирсанова и Евгения Базарова к их объяснениям в любви? Режиссёр говорит об ассоциативности чувств, приводя в пример опахало. Значит, вентилятор символизирует охладитель напора нахлынувших чувств или их ветреность? Думаю, деталь эта противоречит любовным отношениям пар героев спектакля.

Самый апогей отцовской любви демонстрирует заслуженный артист РФ Александр Фёдоров в роли Василия Ивановича Базарова в финальной сцене спектакля.

«Базарову становилось хуже с каждым часом; болезнь приняла быстрый ход, что обыкновенно случается при хирургических отравах. Он ещё не потерял памяти и понимал, что ему говорили; он ещё боролся. Василий Иванович ходил как помешанный, предлагал то одно средство, то другое и только и делал, что покрывал сыну ноги. «Обернуть в холодные простыни... рвотное... горчишники к желудку... кровопускание», — говорил он с напряжением. Приступы болезни возобновились. Василий Иванович сидел подле Базарова. Казалось, какая-то особенная мука терзала старика. Он несколько раз собирался говорить — и не мог.

— Евгений! — произнес он наконец, — сын мой, дорогой мой, милый сын!

Это необычайное воззвание подействовало на Базарова... Он повернул немного голову и, видимо стараясь выбиться из-под бремени давившего его забытья, произнёс:

— Что, мой отец?

— Евгений, — продолжал Василий Иванович и опустился на колени перед Базаровым, хотя тот не раскрывал глаз и не мог его видеть. — Евгений, тебе теперь лучше; ты, Бог даст, выздоровеешь, но воспользуйся этим временем, утешь нас с матерью, исполни долг христианина! Каково-то мне это тебе говорить, это ужасно; но ещё ужаснее... ведь навек, Евгений... ты подумай, каково-то...

Голос старика перервался, а по лицу его сына, хотя он и продолжал лежать с закрытыми глазами, проползло что-то странное.

— Я не отказываюсь, если это может вас утешить, — промолвил он наконец»,

Хорошо, что мой сосед по театральному ряду ушёл после первого акта и не увидел мучения старика Базарова над заразившемся страшной болезнью сыном, ведь, знаю, у соседа недавно так же умирал сын в одной из саратовских больниц от короновируса...

«Но с другой стороны, в центре внимания окажется не обстановка — а взаимоотношения и взгляды героев, история семьи, история дружбы и любви, вечно продолжающийся философский спор о жизненных ценностях сменяющих друг друга поколений», — вещает пресс-релиз спектакля. И это так. Декорация цветущего сада с вырытым прудом превращается в кладбище, где белоснежные холодильник, шкаф и стиральная машина напоминают надгробия, а небольшой бассейн, где купался Базаров, — его усыпальницу.

Но, жизнь продолжается. Аркадий женится на сестре Одинцовой – Кате Локтевой, Николай Петрович – на Фенечке, у обеих пар рождаются дети; Павел Петрович уезжает за границу, благословив брак брата, а Анна Сергеевна выходит замуж. И даже в финальной сцене спектакля на руках у матери Базарова Арине Васильевне (Марина Полозова) мы видим укутанного ребёнка.

Спектакль поставлен при поддержке федерального проекта «Единой России» «Культура малой родины».

P. S. Тургенев даёт нам очень дельный совет: «Друзья мои, не оправдывайтесь никогда, какую бы ни взводили на вас клевету; не старайтесь разъяснить недоразумения, не желайте – ни сами сказать, ни услышать “последнее слово”. Делайте своё дело – а то всё перемелется».

Фото Михаила Гаврюшева

  • Просмотров: 85

Яндекс.Метрика