Бесплатный осмотр - совет - рекомендация в стоматологическом кабинете «Дента-Вик».

Московская, 59 (угол Радищева). Запись по телефону 8-906-302-82-92

      

К 30-летию местного самоуправления

В годы горбачёвской перестройки советские люди впервые узнали, что в числе других демократических ценностей есть и «местное самоуправление». Во многих странах, особенно  после войны, всё большая часть государственных полномочий стала передаваться вниз — в города, муниципалитетам. Тенденция эта подвигла и наших государственных мужей, проектировщиков перестройки. Благо, в российской истории уже были примеры самоуправления, такие как копы в древности, новгородское вече, земские соборы, а также земства, зарекомендовавшие себя в реформах Александра II.

На мой взгляд, советская власть была передовой моделью системы государственного управления, в которой довольно эффективно осуществлялась обратная связь до уровня, максимально близкого нуждам, потребностям и интересам людей, жителей городов и весей. Другой вопрос, что эта модель находилась в руках тоталитарной вездесущей партии. Но, и эта партия к концу 1980-х годов, когда всё отчётливее проявлялся политический кризис, наконец-то признала необходимость радикальных перемен, названных «перестройкой», путём демократизации политических, экономических, общественных отношений. Были приняты принципиально новые законы, стала формироваться представительная ветвь с альтернативными выборами народных депутатов сначала СССР, а потом РСФСР и местных уровней. Чтобы сделать работу местных органов власти более эффективной, в конце апреля 1990 года Верховным Советом по результатам общенародного обсуждения был принят Закон «Об основных началах организации местного самоуправления и местного хозяйства в СССР».

Этими новациями в значительной мере преодолевалось недоверие граждан к государству, а оно было неменьшим чем сейчас. Был сделан шаг к передаче значительных полномочий по жизнеобеспечению городов и сельских территорий областным, городским, районным советам народных депутатов. Даже на уровне районов Советы народных депутатов были полноправной и полноценной властью! Чиновники исполкомов (нынешних администраций) становились простыми исполнителями воли депутатов, многие из которых уже не были мафиозно повязанными с партией власти. И в помощь этим новым политикам-депутатам новый закон давал и новые инструменты. Одним из них явилось ТОС (территориальное общественное самоуправление).

Ещё в 1988-89 годах о необходимости «перевернуть пирамиду власти», с тем, чтобы её грань «с народом, жителями, избирателями» оказалась выше вершины номенклатурной части «с секретарями и инструкторами», заговорили в печати: А.И.Солженицын, Н.И.Травкин и другие известные люди. Появились сторонники объединения жителей из разных уголков Союза. В их числе был и я, инженер предприятий ВПК, рабкор газеты «Коммунист».

Мы, подвижники ТОС из разных поселений страны, каким-то образом (тогда ведь не было компьютеров, интернета) стали находить друг друга, делиться своими мыслями, позициями, законотворческими наработками по уставам ТОС, по полномочиям местного самоуправления (МСУ), пытаться вовлечь в участие своих соседей, активных жителей из разных микрорайонов города Саратова, в частности.

Свои идеи мы пытались обнародовать в СМИ, и продвигать путём участия в политических акциях. В феврале 1990 года в Саратове прошло три мощных митинга, на которых тысячи горожан требовали от Горбачёва и 1-го Съезда народных депутатов СССР «ускорения» политических и экономических процессов. В марте того же 1990-го прошли выборы народных депутатов РСФСР, областного, городского и районных советов.

Уже до того, став членом Домового совета ЖЭУ-18, я видел несовершенство избирательной системы, в которой депутатами разных уровней для жителей моего и других округов, становились представители каких-то предприятий, не живущие среди нас — в наших домах, кварталах, микрорайонах. Я попытался выдвинуться кандидатом именно по месту жительства в городской Совет, что было сделать очень сложно. Насколько я помню, в Саратове только 4% разноуровневых кандидатов были выдвинуты по месту жительства, и только 2% стали депутатами. Собственно, не было полноправных общественных структур, которые могли бы выдвинуть кандидатов, а в дальнейшем обеспечить их работу и отозвать, если нужно. О моей борьбе с местечковой бюрократией накануне выборов дважды писала газета «Заря молодёжи».

С работы, где я тоже выступал за неформальное (не из директорских прихвостней) создание СТК (советов трудовых коллективов), мне пришлось уволиться.

Я стал профессиональным политическим-профсоюзным-общественным деятелем, журналистом. Сотни моих заметок и статей во многих появившихся в ту пору газетах были посвящены проблемам города и его территорий, критике власти и местному самоуправлению.

Я стал инициатором и одним из руководителей Террриториального совета общественного самоуправления (ТСОС) «Центр» Кировского района. Его созданию и работе содействовали депутаты «университетской группы»: В.Н.Ерёмин, В.М.Смирнов, а также депутат Л.П.Кац.

Десятки жителей микрорайона за почти 15 лет работы входили в состав нашего Совета, с июня 1990 года начала выпускаться газета-самиздат «Житель Саратова» (выходила в течение 27 лет!). Был разработан интереснейший проект по созданию на базе ТСОС «Центр» экспериментального муниципального округа, в который включились жители, депутаты, предприниматели, представители местных структур партий... Проект закончился с ликвидацией советской власти в октябре 1993 года.

А к 1991 году подобных нашему объединению ТОС-К (комитеты), ТОС в Саратове было уже 8-9. Число их за два года росло до 20-ти и более: «Солнечный» (В.Толдонов, В.Поляев), «Смирновское ущелье» (В.Кобец, Н.Арзуманова), «Елшанка» (В.Губкин), «Мирный» (Н.Николаев)...

Летом 91-го было создано общегородское объединение КТОС — «Ассоциация самоуправляемых территорий города Саратова» (АСТ), которую патронировала комиссия Горсовета под руководством А.Э.Джашитова. В 1993 году он возглавил её и является руководителем АСТ, кажется, и сейчас, если она ещё существует.

На мой взгляд, всё подвижничество в территориально-общественном и местном (городском) самоуправлении закончилось с ликвидацией Советов народных депутатов. И это моя позиция, которая многолетне отвергается официальным, так называемым «местным самоуправлением» (вместе с АСТ, Джашитовым и всеми прочими «моими коллегами»).

Как известно, после ликвидации Советов ещё года два просуществовали Комитеты по реформированию органов власти и местного самоуправления. Этот период я называю инерционным, когда ещё сохранялась хотя бы видимость самоуправления, основанного на участии жителей и на схеме финансирования ТОС в установленных Горсоветом процентах от нескольких видов местных налогов и сборов. Здесь следует заметить, что, кажется, в 1992 году был принят фактически мало что определяющий, новый российский Закон о МСУ.

А вот в 1996-м Госдумой РФ был принят ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ». Одновременно проектировалось три концепции закона:

-«общественная» (её позиции, кто помнит, были изложены на пленарном заседании Госдумы РФ в 1995 году Солженицыным А.И.),

-«правительственная» и

-«президентская».

Первая была отброшена (несмотря на овации депутатов писателю, только что вернувшимуся из эмиграции). Две последних были объединены в один «чиновничий проект», который и стал рамочным федеральным законом — примером и, если хотите, клише для всех «проектировщиков» региональных законов и местных актов по МСУ, включая Уставы городов и весей. На этом (включая ещё Законы: «о государственной и муниципальной службе», выделивший бюрократию как новый ведущий класс, «о передаче фонда социального страхования государственным структурам», что убило зародившееся профсоюзное движение, и т.п.) и была поставлена точка в надеждах на демократические преобразования в России. Бюрократия взяла реванш!

***

Всё, о чем я здесь пишу — о своём опыте, о первых ростках местного самоуправления, о новых форм гражданского участия, - всё это мной реально выстрадано. Встав на путь подвижничества, каждый новый планировавшийся шаг обрастал новыми идеями и делами. Идея создать ТОС на территории 5-ти (позже прибавилось ещё 2) избирательных участков потребовала информационной обеспеченности моих и присоединившихся ко мне жителей из числа тех, что выдвигали меня в депутаты. Разработав Устав и регламент работы ТСОС «Центр», нам нужно было вовлечь в процесс его создания активных жителей с территории с населением более 10 тысяч. Пришла идея не просто размножить проекты наработанных учредительных документов, а выпустить газету. С перспективой в планах, назвали простенькую, набранную на пишущей машинке и размноженной на ротопринте в количестве тысячи экземпляров, газету — «Житель Саратова».

Пробивая бюрократические преграды, препятствовавшие объединению жителей в новые формы, нужно было искать союзников среди местных политиков. Поэтому несколько членов нашего оргкомитета вступили в только что начавшую создаваться Демократическую партию России. И ТСОС «Центр» несколько позже стал базой для областной организации ДПР.

Понимание того, что работа органа ТОС должна быть обеспечена хотя бы какими-то ресурсами, привело к решению о вступлении в первый в Саратове альтернативный ВЦСПС профсоюз — Профсоюз Кооператоров РСФСР.

Зарождавшееся предпринимательство также стало нашим союзником. 24 апреля 1991 года ТСОС «Центр» Кировского района был, как положено, зарегистрирован в качестве юридического лица. На создание этой общественной структуры у меня и моих сторонников ушёл почти год!

Революционные настроения в обществе привели к коренному изменению политического устройства государства, включая местную власть, привели к созданию новых экономических форм и структур политического участия. Создание ТОС, участие в новом партийном и профсоюзном строительстве, на мой взгляд, было дело государственной важности.

В том же 1990 году избранные на альтернативной основе депутаты в столице избирают председателем Моссовета Г.Х.Попова. Тот начинает программу по изменению административно-территориального деления столицы. После её исполнения 36 районов 10-миллионного города были ликвидированы. Взамен появились 9-ть административных округов, 128 муниципальных районов, что в значительно приблизило местную власть и систему управления городом к жителям. На сравнительно небольших территориях появлялась возможность организовать полноправное самоуправление с советом депутатов и управой, как исполнительным органом.

Какие бы оценки сейчас не давали вопросам организации МСУ в столице, модель устройства городского управления («само» вынесем за скобки) является положительным примером, обеспечившим городу управляемость и определённые возможности жителям для гражданского участия и подвижничества. Работа Моссовета от стадии проектирования до утверждения новой схемы со всеми сопутствующими этому сложному процессу согласованиями и законодательным оформлением, велась до конца 1993 года. Многие наработки Моссовета, бывая в то время почти еженедельно в Москве, я привозил в Саратов и распространял среди лидеров саратовских отделений разных партий и движений. Так же продвигал идеи Явлинского и его «Эпицентра», идеи Травкина, когда он стал главой Шаховского района Московской области и пытался там создавать МСУ и новые экономические схемы...

А что в Саратове? Может быть, кто-то из местных политиков — коммунистов и новых демократов, вынашивал идеи организации городского самоуправления, которое могло бы создавать условия для закрепления новых конституционных (после 1993 года) прав и свобод? Нет!

Просидев в разноуровневых Комитетах по реформированию органов государственной власти и местного самоуправления, представители старой коммунистической и новой (какие там к чёрту «демократы!») номенклатуры так и не родили абсолютно никаких идей, проектов и решений для становления и развития МСУ в Саратове. По «наезженному советскому пути», бюджет города и его консолидированную часть в инерционный период формировали названные теперь мэрами: Китов, Маликов, Аксёненко, а также «старые» главы районов, заменённые на новых людей.

В скором времени районы лишились бюджетных полномочий и своих представительных органов. Новая местечковая власть, созданная по новому ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» в 1996 году, напрочь уничтожила роль жителя-избирателя в возможности участвовать в управлении городом. Районы города стали беспредметной декорацией. Избрание депутатов Городской думы шло в 31-ом (позже в 21, в 20) округах «плюс» назначенцы от партий. Бюджет, лишившись «своей» низовой, наиболее близкой нуждам, потребностям и интересам жителей части, перестал быть продуктом общественного участия при проектировании и заинтересованного контроля при исполнении. При советской власти бюджеты районов просчитывали расходы до «рубля с копейками».

За все эти годы были хоть какие-то проекты, варианты, отстаиваемые коммунистами, демократами, патриотами позиции по организации МСУ в г.Саратове? Нет.

Принятый в 1996-м году «рамочный» правительственно-президентский закон просто переписывался депутатами областной думы и тиражировался уже как региональный закон.

Затруднение для местечковой бюрократии составляло то, что новый закон требовал разработки Устава муниципального образования и утверждения его через референдум, но наши тогдашние руководящие товарищи Аяцков, Володин, Аксёнеко легко вышли из положения, создав Редакционную комиссию по Уставу города Саратова во главе с Ландо, Лукашовым и разномастной общественностью где-то человек из 30-ти, в числе которой был и я, пытавшийся...

А потом утверждённый проект Устава был отдан для подготовки к печати редактору газеты «Саратовская мэрия» Макарьеву — в издательство для тиражирования, насколько помню, в 250 тысячах экземпляров... И исчез. Ни один саратовец не получил этого номера газеты, никто его не видел из рядовых горожан.

Тем не менее, было заявлено о состоявшемся референдуме по уставу и проведённых выборах в первый состав Городской думы. К этому моменту не прошло и года, как губернатором Саратовской области был назначен тов. Аяцков, который в свою очередь назначил мэром областного центра тов. Аксёненко (и вице-губернатором тов. Володина). Асёненко, в свою очередь, назначил новых глав 6-ти районов Саратова. Так вот, те «ставленники» новой власти, не мудрствуя лукаво, пошли на выборы в гордуму и, ещё неизвестные избирателям ни в лица, ни по фамилиям, — вдруг все победили в своих округах! Только через суд потом удалось унять их политическую сверактивность, потому как главы исполнительной власти в районах не могли быть ещё и депутатами!

Вот так в Саратове и других муниципальных образованиях устанавливалось местное самоуправление — по типу продразвёрстки! Единственная попытка противостоять изначальной бюрократизации МСУ в нашей области, а возможно и во всей России, была предпринята командой областного депутата Мальцева, которая разработала свой Устав Энгельского муниципального образования и пошла на выборы со своими кандидатами в 18-ти избирательных округах. Забили их, не дали победить, сделали так, что в последний момент все другие кандидаты снялись с выборов — разве можно терпеть безальтернативность-то..?

ТОСы в Саратове ещё долгие годы были использованы в качестве своеобразной ширмы, прикрывающей полную никчёмность созданной бюрократическим реваншем системы МСУ. Их руководители и бухгалтеры получали гранты на своё содержание и были практически безучастны в реальной общественной жизни. Актуальные для советской власти, стремившейся сделать жителей разных микрорайонов города своими партёрами-участниками, КТОсы стали «маслом масляным». Местное самоуправление, как вам не покажется удивительным — создано в наших городах и весях по инициативе жителей! ТОС, и тоже по закону, создаётся по нашей же с вами инициативе, которая, оказывается, так и прёт из жителей и бюрократов — организаторов МСУ!

Оказывается, что всё в нашем городе, что творят и натворили — инициировали мы, жители, избиратели!

И вот так живём в своём Саратове, который из культурного, научно-производственного, аграрного центра за эти 30 лет превратился в полную самоуправляемую корруционную Жопу по всем показателям... Живём по уготованной нам схеме.

 

Сергей Ив. Перепечёнов, 21-23.04.20

  • Просмотров: 527

Яндекс.Метрика