Елена Игошина: "Пабло Пикассо: художник среди поэтов"

Выставка с таким названием открылась 3 декабря 2022 года в здании Биржи (музейном корпусе на Радищева, 41) и будет работать до 5 февраля. В субботу Саратовский художественный музей имени Радищева и питерская галерея «PS Gallery» представили саратовцам выставку "Пабло Пикассо: художник среди поэтов". Коллекционер Павел

Башмаков, владелец работ, и куратор выставки Татьяна Савицкая первыми провели экскурсии по двум залам, где экспонируется чёрно-белая графика гениального испанца. Рассказы были ёмкими, образными, недолгими – дальше включались в работу сами рисунки, плакаты, таинственная мультимедийная комната за тёмной шторой.

Ха-ха-ха! – тут же воскликнули пользователи соцсети, представив фото портретов с выставки и цитируя достопамятного Евгения Осина:

«…Прошло всё, прошло,

Остался только этот сон.

Остался у меня,

На память от тебя,

Портрет твой, портрет

Работы Пабло Пикассо».

И впрямь было чем развлечься неискушённому зрителю. От геометрии древних пиктограмм до творческого хаоса скитальцев начала XX века любители могли обнаружить на бумажных листах и придумать своё толкование этим сюжетам. Подозреваю, сам Пабло не всегда осознавал, какой фортель выведет на бумагу его подсознание. Теперь уж не спросишь. Стандартов в искусстве быть не может, а Пикассо шагнул ещё дальше:

«Необходимость, выраженная в ромбах и треугольниках, бродит, примериваясь к размерам балок. Любовь без утайки рассказывает байки ласточкиным гнёздам, разбившимся о плиты террасы. Абсолютная позиция крайне сложная, чтобы быть в лежачем положении, если стоишь на борту изумрудной лодки».

Мастерская Фурна Валлорис, 18 октября 1954 года.

Разница между нами, знатоками теорий, и критиками, – с ним, «вольтерьянцем», в том, что он умел и делал. Школа изящных искусств Ла-Лонха в Барселоне и Королевская академия изящных искусств Сан-Фернандо в Мадриде тому свидетели.  Но бросился отважно в пучину выживания, сам смастерил золотой ключик и открывал им новые двери. Обжил Антибскую крепость, вступил в компартию и закончил свои дни под столетие в настоящем старинном замке. Пикассо преуспел в жизни материальной. Биография его пестрит фактами. Но предан он был только искусству. Бесстрашный трудяга, отважный экспериментатор, он творил свою реальность, планируя результат, используя все свои навыки, добиваясь желаемого и получая по заслугам.

Нам довелось с борта самолёта наблюдать протяжённые испанские земли всех оттенков, от охры до коричнево-красного. Бродили по улочкам там, где ходил и сам загорелый Пабло. Вспоминали саркастического Сервантеса, ставшего вдруг для нас романтическим борцом, и простых испанцев, впрягавшихся в карету короля, сдавшего государство нацистам. История противоречива, в Испании – всегда контрастна. Стук кастаньет напомнит о колоколах Хэмингуэя, и красно-чёрные юбки танцовщиц фламенко не дадут об этом забыть. Пожил он и на французской земле, где высаживался на берег мятежный Наполеон, крепости основательны, а море изумрудно и бескрайне. Бедность удручающа, люди жаждут зрелищ, а богачи готовы за это платить. И Пабло ловко лавировал в житейских волнах.

Эта выставка напоминает о дружбе Пабло с поэтами, издателями, художниками. Здесь представлены их портреты, и без подробностей их отношений графика останется неразгаданной. Нужную информацию можно прочесть на постерах. Работы расположены блоками, и о каждой серии рисунков есть подробный рассказ. А рисунки легки и точны. Они передают колоссальный заряд энергии творца, его характер, чувственность и страсть. В то же время чёткий контроль за эмоциями виден в каждом линейном рисунке, поддержанном удивительно изящной штриховкой. Автограф художника – отдельная тема. И названия работ имеют значение.

Благодаря живому повествованию Павла Башмакова мы прошли сквозь интересные этапы жизни мастера. Он умел дружить, не привязываясь. В процессе экскурсии прозвучали имена барселонцев, французов: Макс Жакоб, Гийом Аполлинер, Андре Сальмон. Позже в круг друзей вошли Жан Кокто, Пьер Реверди, Поль Элюар, Илья Зданевич. Живые люди, ошибались и вставали, размышляли и делали, оставили свой след в истории.

Сюжеты рисунков оставлю интригой.  Биографии весёлых друзей Пикассо не расскажу, хотя вникала. А с фресками Кокто в часовне рыбаков Сен-Пьер, под Ниццей, знакома лично. Видно, время ломало привычные рамки, и тонкие натуры творцов не могли не передать эту смену эпох.  Выросший на традициях корриды, Пабло Пикассо вырвался за пределы арены. Он крутил и выворачивал пространство. Смеялся. Бывал ранен, выплёскивал боль утрат и мстил картинами. Любил жизнь. Смог ли подняться до неба, не знаю, но рукой его не раз водил ангел-хранитель, - так образны и нежны отдельные рисунки. Насколько был он не прост, говорят его стихи. Не откажу себе в удовольствии погрузить вас в пучину его образов:

Грива закрытого веера дышит северной зарей ногти вонзаются в занавеси скуки испуганные стада золотистых лун кричат от вонзенных железных копий и бьют крыльями преклонив колени перед гигантскими амфорами валяющимися на белом лимоне простыней замаранных горизонтальной синевой четы апельсинов быки слюнявят жасминовое золото стрельчатых рам в стаканах наполненных вином спрятанные под зубами зубчики кружев окутывают руками опущенными в источники зуд и игры поднимая поверх фанфар и знамен свои арабески и развертывая их в радугу тщательно систематизируя при этом сталь случайных укусов приторные гроздья и гирлянды меда дрыгают лапками в луже а смрадные сожаления слащаво сложенные и проглаженные на мраморе принимают и уважительно приветствуют отдаленное пополнение их рядов и фарандола искусства корчится на угольях огорода

Пылают дети вырванные из живой извести листьев подвижных как ртуть которая пригорает на дне кривого лезвия ножа царапающего рану

ласкающее уродство бумаги испещренной цветом розы и амаранта продолжает свое урчание точно в то время когда часы отцветают и плавят свой воск капля за каплей между складками озера натянутого на струны при помощи которых окно приколото к отбрасываемой тени справляющей свою нужду прямо у подножия виселицы выкрашенной зеленым

И столь неожиданная манера представлять ему умыслы и соболезнования неисчислимый потерянный архипелаг полностью растворившийся в ледяном супе поджаренном со связанными ногами на шарфе сожалений от бесконечных круговращений. Но физически безупречный.

27 июля 1947 года. Антибы

Вот это «физически безупречный» относится, на мой взгляд, ко всем его творениям.   И наш любознательный зритель откроет для себя живого Пабло Пикассо в мультимедиа-зале. А затем, пройдя вновь по залам, сможет переосмыслить гений мастера. Благо время нахождения в музее билетом неограничено. Оно того стоит.

 

7 фото автора

  • Просмотров: 1608

Яндекс.Метрика