Юрий Слудников: Крым, 22 сентября – 8 октября 2022

 

Очень много людей посетило и посещает Крым, а кто не был, рекомендую посетить – разумеется, если позволяет кошелёк. Впрочем, в Крыму есть места и жильё для любого человека, имеющего хоть какой-то доход, особенно в «бархатный сезон» (сентябрь – первая половина октября).

Кстати, термин «Бархатный сезон» приписывают И.А. Бунину, который часто гостил в Ялте у А.П. Чехова. В начале ХХ века Ялта была модным курортом Российской Империи, а посещать Ялту и другие места Крыма имущими людьми было принято в сентябре-октябре. Дамы ходили в бархатных платьях, а смокинги мужчин сверкали бархатными воротниками.

Вот и мы с супругой, благодаря финансовой поддержке наших дочерей и зятьёв, поехали в Ялту в последнюю декаду сентября и пробыли там до конца первой недели октября.

Первая экскурсия у нас была в дом-музей А.П. Чехова. Небольшой, по современным понятиям, двухэтажный дом с мансардой, спроектированный со вкусом, самые разные экзотические деревья вокруг дома, некоторые посажены ещё лично А.П. Чеховым. Столовая на максимум 8 персон, вид на море из кабинета писателя. (Правда, сейчас вид во многом заслонен новыми постройками). В целом скромная обстановка, без всякой помпезности принятой сейчас у очень состоятельных людей.

Рядом с домом-музеем построено здание администрации музея и зал, где демонстрируются некоторые предметы семьи Чеховых, висят фотографии друзей писателя: Куприна, Бунина, Горького, Шаляпина, Станиславского, Немировича-Данченко, Мейерхольда и многих других. Когда я смотрел на лица чеховского круга, мне так захотелось посидеть где-нибудь в углу хотя-бы один вечерок с этими людьми, с их светлыми интеллигентными лицами и разговорами о театре, о литературе, да и просто на бытовые темы.

В католическом соборе Ялты мы посетили органно-скрипичный концерт. Были исполнены «Времена года» Вивальди. Меня удивило, что исполнители были представители крымско-татарского народа и исполнение прошло, на мой взгляд, на высоком уровне. Выйдя после концерта во двор собора и пройдя по ул.Пушкина с подсвеченными домами и тропическими деревьями, нас долго не покидало чувство светлого и прекрасного. Вечерняя набережная Ялты жила бурной жизнью: уличные певцы в сопровождении от гитары до саксофона, молодые ребята с факелами в танце огнепоклонников, многочисленные яхты на набережной с зазывалами, приглашающие на прогулку по морю (разумеется, за приличную плату, недоступную нам, пенсионерам), неповторимый воздух, сочетающий запах моря и тропических деревьев.

И даже якобы нищие, в образе попа-расстриги, горе-старушки или бравого молодца, с откровенной надписью на картоне «Помогите на бухалово», ни скромный безоружный патруль Росгвардии, не могли никак испортить хорошего впечатления от ялтинской набережной.  

Очень впечатлил знаменитый винзавод «Массандра». Подземные галереи вина, хранящиеся в бочках и в бутылках, прежде всего напоминают о шахтёрах Донбасса, которые в начале XX вручную кирками продолбили эти галереи для хранения вина. А вина самые разнообразные, мы на дегустации попробовали 9 сортов, а это минимум одна десятая всей линейки вин. Увы, мы российские провинциалы, а не французские, и в аромате и вкусе вин большие дилетанты. Тем не менее, то что понравилось на дегустации, мы пили и дальше с большим удовольствием, добавляя к крымскому воздуху, морю и запаху экзотических растений продукт славных крымских виноградников. Может быть, в потреблении вина мы хотя бы приблизимся к создателю крымских вин – говорят, что основатель завода князь Лев Голицин мог с закрытыми глазами назвать то массандровское вино, которое он пил.

Никитский ботанический сад – это просто чудо, состоящее из разных экзотических растений от калифорнийских секвой до экзотических кустарников из Китая. Но, пожалуй, моя супруга поделилась бы более яркими впечатлениями, поскольку женщинам свойственно больше видеть прекрасное в окружающей нас природе.

В Севастополе на рейде совсем не чувствуется, что это база Черноморского флота России, в бухте мы увидели всего два военных корабля и трёхмачтовый парусник для обучения курсантов нахимовских училищ.

Для туристов ничего в Крыму и Ялте не напоминает о военной операции, которая идёт в соседней Херсонской области. Тем не менее я ощутил далёкое дыхание войны по нескольким эпизодам.

Когда ехали из Саратова в Симферополь на поезде, на станции Джанкой я вышел прогуляться вдоль стоящего поезда. Высоко в небе пролетал невидимый с земли военный самолёт и внезапно преодолел звуковой барьер. Звук был резкий и довольно сильный. Женщина, идущая передо мной, внезапно упала. Люди рядом, в том числе и я, подбежали к ней с предложением помощи. Но женщина встала сама и сконфуженно объяснила окружающим, что это у неё такой рефлекс на взрывы в её родном Донецке, потому что одиночными снарядами украинская армия не обстреливает, их всегда несколько, и лучше после первого взрыва бросаться на землю.

Мы с супругой в полдень одного из сентябрьских дней возвращались с экскурсии в наш отель по улице Рузвельта в Ялте, когда в нескольких метрах впереди увидели очень старую семейную пару. Мужчина опирался на палочку, но всё равно шёл впереди своей супруги. Мы подумали, что они идут на Массандровский пляж и подивились такому энтузиазму отдыхающих этой пары. Когда я поравнялся с мужчиной, тот спросил о местоположении морского вокзала. Тот был впереди метрах в 200-х, на что я и указал мужчине, заметив, что вокзал не работает. В ответ он сообщил, что они с женой из Донецка, идут проголосовать на референдум о присоединении ДНР к Российской Федерации. А в здании вокзала для желающих проголосовать из их регионов открыт избирательный участок. О том, как они проголосуют я понял из слов его супруги: «Жить больше так не можем. Сколько детей поубивали!». Мы с женой смотрели им вслед, пока они тяжело шли к зданию вокзала, два старых человека, верящих в то, что Россия защитит своих новых граждан.

На Массандровском пляже, где мы с женой купались и загорали (если не проводили день на экскурсиях), познакомились с бывшим шахтёром, а ныне пенсионером. Он живёт в Судаке у старшего сына, который давно переехал в Крым из Донбасса. У него что-то нездоровое со спиной, и он приехал к местному целителю. Мы переговорили о многом, но запомнилось мне то, с какой убеждённостью он выражал свое мнение о том, что нужно бомбить инфраструктуру Украины, чтобы украинская армия не получала снаряды, которые каждый день взрываются в Донецке и других городах.

Военных в Крыму, а мы кроме Ялты были в Алуште и на экскурсии в Севастополе, я не заметил. Ни техники, ни личного состава. Правда, на вокзале в Керчи и на набережной Ялты проходит невооруженный патруль Росгвардии из 2-3-х бойцов, и так как-то… неназойливо. И в море на горизонте виды одиночные военные корабли.

Назад из Крыма мы уезжали на поезде «Симферополь-Адлер», чтобы из сочинского аэропорта улететь в Саратов.

В первом часу ночи пересекли Крымский мост, а уже утром, подъезжая к Адлеру, принял звонки друзей – волнуясь, они сообщили о взрыве на Крымском мосту. Я вначале не поверил, подумал, что это очередной фейк, но вездесущий интернет все подтвердил.

В Адлере тоже много отдыхающих, люди купаются в море, звенит музыка, из пищевых точек у пляжа доносится запах вина, чебуреков, шашлыков, барабульки, и ничто не напоминает о военных действиях.

И тут до меня наконец-то дошла вся глубина фразы В.В. Путина о том, что мы по-настоящему ещё и не воюем. Вспомнил я о том, что старший лейтенант дорожно-комендантской службы и что, увы, мне 73 года, и вспомнил мои недомогания и медленно подкрадывающуюся деменцию. Остаётся только молиться за тех ребят, которые воюют, и желать им здоровья и возвращения домой с победой, чтобы и Крым, и Адлер и их гости жили так, как они живут сейчас.

  • Просмотров: 1233

Яндекс.Метрика