РФ отвечает деградацией на вызов прогресса

В Великобритании решили запретить продажу новых бензиновых и дизельных машин на 8 лет раньше запланированного – в 2032 году. Причиной ускорения, кроме обычных экологических, называют опасение правительства «безнадёжно отстать от других стран в сфере электрификации транспорта» и остаться «на пассажирском сиденье прогресса».

Свои даты запрета двигателей внутреннего сгорания (как правило, в 2030-х годах) назвали более десятка государств, в том числе Франция, Германия, Австрия, Индия, Китай.

Почему РФ не обеспокоена своим пассажирским местом на сиденье прогресса?

Если говорить о стране в целом, то есть два объективных барьера перед электрофикацией транспорта:

- зимние морозы, которые снижают эффективность аккумуляторов и которые забирают дополнительную мощность на обогрев,

- низкая плотность населения, которая увеличивает затраты на инфраструктуру электротранспорта.

Однако, и Европа с целом пока не готова к повсеместной транспортной революции. Заводилами выступают страны-лидеры, центры промышленных агломераций. По тому же пути двигаются и Китай с Индией: никто не обещает запрета двигателей внутреннего сгорания в бедных провинциях наподобие Ганьсу и Цинхая, речь ведётся о таких центрах как Шанхай и Тяньзинь. Есть ли в РФ аналогичные территории? Конечно, по сравнению с Шанхаем наша Москва – городок отсталый и недоразвитый, и всё же это город большой, мирового уровня. В Москве с пригородами нет объективных препятствий для электрофикации транспорта. Средняя температура самого холодного московского месяца – января (–12 градусов) хотя и меньше берлинской (–3 градуса), позволяет эффективно эксплуатировать аккумуляторы.

Мне абсолютно непонятно – почему правящему режиму комфортно на пассажирским сиденье прогресса?

Обычно при разговорах на эту тему вспоминают (кроме упомянутых особенностей России – морозы и расстояния) теоретические основы энергопрогресса, в частности:

- производство энергии с использованием двигателей внутреннего сгорания хотя и самое экологически грязное, но использование угля, нефти, газа на электростанциях тоже грязное, и все остальные источники электроэнергии небезвредны,

- современные аккумуляторы сохраняют множество недостатков: низкая ёмкость, долгая зарядка, необходимость утилизации,    

- запрет нефтепродуктов как топлива автомобилей не так уж намного снизит потребность в нефти и газе, они ещё долго будут в цене.

Названные и некоторые другие проблемы действительно существуют. Но, существуют – для кого? Не для России и не для отечественных производителей. Перед нами этих проблем нет, потому что мы самоустранились из научно-технической гонки. Даже в тех отраслях, которые официально пользуются государственной поддержкой (нефте- газодобыча, оборонка, атомная и ракетно-космическая), страна с каждым годом всё больше зависит от поставок иностранных комплектующих, материалов, технологий. Проедаем научно-технические заделы Советского Союза.

Для ведущих же экономик мира названные выше проблемы действительно существуют, и с большим или меньшим успехом, не без трудов и не без временных поражений, проблемы эти преодолеваются. Причём, не только в промышленной сфере, но и в сфере социальной.

Например, стоит задача изготовить батарею, на которой легковушка весом под тонну сможет проехать километров 500 и перезарядиться за 10 минут. Есть такие батареи, придумали и сделали. Но, слишком дорогие для массового производства, удешевить пока не удаётся. Тогда можно изменить условие задачи: а почему легковушка весом именно в тонну? Почему не облегчить до 200 килограмм? Нечто вроде азиатского «тук-тука»? Технически несложно, но следовало преодолеть социальные предубеждения: сделать поездки на крытом мотороллере модными, ввести в эко-спортивно-молодёжные субкультуры. И подобные машинки уже поступают в европейскую продажу.

Для понимания энергетической ситуации в Европе следует учесть 3 фактора, которые определяют тенденцию: ВВП растёт, население растёт меньшими темпами чем ВВП, потребление электроэнергии растёт меньшими темпами чем рост населения. Основная причина снижающегося потребления электроэнергии по отношению к ВВП – энергосберегающие технологии.

Последние полвека для Европы характерно соперничество угольной, с одной стороны, и с другой стороны нефтегазовой энергетики. Конкуренция ведётся на уровне государств: субсидии, квоты, тарифы… Угольщики, видимо, безнадёжно проиграли в Британии, Франции, Португалии, Италии, Нидерландах, однако сопротивляются в Германии и Восточной Европе. Атомная энергетика стагнирует.

Бурный и стабильный рост показывает производство электроэнергии на основе возобновляемых источников энергии. В 2016 году впервые в ЕС солнечная, ветровая и биоэнергетика совместно выработали больше электричества, чем угольные электростанции! Основной источник возобновляемой энергии в ЕС – ветер.

Если сегодня возобновляемые источники энергии в Европе дают порядка пятой части потребности, то в будущем дадут:

- после 2020 года – 36% потребностей в электроэнергии (для сравнения – генерация на основе ископаемого топлива может снизиться на 16%),

- после 2030 года – 50% потребностей.

Большая часть роста производства электроэнергии на основе возобновляемых источников энергии приходится на Германию и Великобританию, за счёт этого источника они покроют более 50% своей потребности уже в начале 2020-х годов. Видимо, это обстоятельство – одно из тех, которые и стали основанием грядущего запрета двигателей внутреннего сгорания.

А путинский режим уютно пристроился к пассажирскому сиденью прогресса и, вместо участия в научно-техническом мировом прогрессе, совершенствует технологии ограничения свободы: внедрение чипов, электронных паспортов, систем электронной видеофиксации на улицах и общественных помещениях, слежка в интернете, запрет сайтов… и прочая деградация.

 

Игорь Сухарев  

  • Просмотров: 87

Яндекс.Метрика