Бесплатный осмотр - совет - рекомендация в стоматологическом кабинете «Дента-Вик».

Московская, 59 (угол Радищева). Запись по телефону 8-906-302-82-92

      

Лекторий радищевского музея: И.Н. Щеглов, А.В. Скворцов

Занятия в Институте художественной культуры В.А. Мошникова в течение учебного года продолжались дистанционно, а затем и очно, на общественных началах. Слушателями лекций по истории искусства были художники и преподаватели различных учебных заведений Саратова. Заключительное занятие в конце мая в историческом здании Биржи

(лекционная аудитория Саратовского государственного художественного музея имени А.Н. Радищева) было посвящено жизни и творчеству известных саратовских художников И.Н Щеглова и А.В. Скворцова. Лекция сопровождалась показом репродукций с картин авторов. И завершилась аналитическими работами слушателей в технике цветных карандашей и пастели.

Свой рассказ Владимир Александрович начал с предистории, поведав о своих творческих исканиях и встречах с интересными людьми, художниками, знавшими упомянутых мастеров лично. Так, учитель и друг Мошникова, Солянов В.А., в 1941 году попал на курс к Ивану Никитичу Щеглову в художественном училище. Боготворил Щеглова – тот научил его живописно видеть. (В училище были запрещены имена Борисова-Мусатова, Кузнецова, Уткина. Они попадали под определение «формалисты». За формализм уволили и дипломного руководителя Солянова – Кисимова. Однажды Щеглов показал ученикам репродукцию Сислея и получил неприятности. Так рассказала Н.И. Свищёва в книге «Иван Никитич Щеглов (1882–1962)». (Приволжское книжное издательство, Саратов, 1972)

Другой ученик Щеглова, ныне здравствующий Вячеслав Владимирович Лопатин, высказался о своём учителе в статье «Саратовская школа. Эволюция. Контекст. ХIХ-ХХI века» (журнал «Волга» 2009, № 11-12). В русском импрессионизме мазок более широк, и цвета не такие чистые. (Природа, воздух другие! Побывав в Провансе, на юге Франуии, я это увидела воочию. А художник – тонкий наблюдатель. – Е.И.)

Мошников сослался на статью Е.А. Дорогиной «Третий путь» о саратовском изобразительном искусстве 1930-1940-х годов (И.Н. Щеглов)», где на примере творчества Щеглова говорится о признаках «третьего пути» в саратовском изобразительном искусстве указанного периода. с«Третий путь – саратовская школа и есть! - сказал Владимир Александрович. – Это стержневой путь в российском искусстве».

Это осознание после долгих творческих изысканий пришло к нему в материнском саду, под летним облачным небом.

Иван Щеглов учился в Саратове у профессора А.И. Савинова, «декоративного символиста». Савинов раскрывал ему смысл живописных исканий начала XX века. (Выставка одной картины Савинова «Арфистка» - портрет Т.С. Барцевой - состоялась в музее Радищева в рамках реализации проекта «Дом Франка» в 2019 году. Я присутствовала на встрече родственников Франков, Барцевых и Савинова, рядом на стульях болтали по-английски отец с сыном. Куда забросило потомков!).

На примере этой картины, продолжил Мошников, видно соединение академического метода – изображение фигуры – с пластическим окружением фона. Большое влияние на Щеглова оказал Адольф Монтичелли (его принято считать наставником Ван Гога - Е.И.), две его работы есть в Саратове. Изучал «с целью поучиться, иначе станете подражателями». Влияние Монтичелли заметно в картинах Щеглова «Лошадка» (1929 год) и «Огород. Утро» (1937 год), а Савинова — в картине «Вечер. Волга» (1937 год). От Монтичелли и Савинова Щеглов воспринял отношение к живописной поверхности как самоценности. Есть особое отношение к цвету и колористическому единству всех элементов композиции. Ради этого единства Иван Никитич приглушал цвета в картинах. («А наши работы в Хвалынске немного пестроваты!» - В.М.) Потом были Ван Гог, Сезанн – ставший любимым… Это был первый этап его творчества.

На втором этапе (1940-1951) картину Щеглова купила Третьяковская галерея в Москве. Картина «Казанский взвоз», в стиле русского советского реализма. При конкретике и достоверности пейзажа всё же здесь есть Сезанн! В картине есть вертикальный и горизонтальный строй, композиция близка к квадрату. Мы видим столб на переднем плане, но он «пропущен». Дом на втором плане усиливает плоскостное отношение. В небе и на Волге доминирует синий цвет, а передний план холодноват. «Теплохолодность – это метод саратовской школы, который взял Щеглов. Сейчас в СХУ доминирует светотональность (отношения темнее-светлее). Критики относят метод работы Ивана Щеглова к живописному реализму. Мы считаем его своим предтечей, с его нелинейным подходом, так мы стараемся писать в Хвалынске» - В.М.). «Натюрморт», 1944 год. Щеглов говорил: «Импрессионисты – это свет в окошке».

Владимир Мошников с Павлом Маскаевым шли своим путём. И оказались близки к Щеглову. Во времена борьбы с формализмом, импрессионизмом в пейзаже Щеглов предлагал «писать пейзаж как натюрморт. Тогда воздух, среда и пространство будут осязаемы». Фон он берёт активно, а предметы чуть трогает. Пример — картина «Мирный переулок» (1945 год). Сейчас нет уже этого дома красного кирпича, где мы жили недолго с родителями в 1974-75 годах. Как говорил Петров-Водкин, в картине должно быть что-то понятно и непонятно. Зритель, вглядываясь, начинал что-то понимать, и всё становилось связным.

Картина «Серый день» (1958 год) с холодноватым колоритом пластична, но это уже остаточный метод. Мошников показал составленный им круг жизни художника, где хорошо видны основные временные отрезки жизни и творчества.

Считается шедевром созданная в конце жизни картина Ивана Щеглова «Родник». О Щеглове сказали: «Ценит не искусство в себе, а себя в искусстве». Но, это касается всех художников! Ведь так хочется показать, сделать лучше... А вот научиться ценить искусство в себе – вот цель! Не стремиться к вершине что бы то ни стало, а довольствоваться тем, что имеем. Офорт А.В.Скворцова «Щеглов» (1954 год) – посмотрите, какой он предстаёт глыбой. Передан массой. И связь с «хвалынскими» художниками Соляновым, Чудиным идёт через Щеглова. (Иван Никитич Щеглов преподавал в СХУ с перерывами более 40 лет. Выставлялся со студенческих времён. Участвовал почти во всех выставках саратовских художников, во многих республиканских и московских. Картины его приобретались Третьяковской галереей, музеями РСФСР и Саратовским художественным музеем имени Радищева - Е.И.)

Скворцов Александр Васильевич (03.09.1894—1964) учился у Валентина Михайловича Юстицкого и Петра Саввича Уткина. Картина «Пруд» (1926 год) показывает его нахождение между барбизонцами (коричневая тональность, плоскостность) и Уткиным с его мягкостью и пластичностью. Как же он стал графиком? Под влиянием Редона и Сера прошёл чёрно-белый период, потом цветной. Кто внутренне проживает мир чёрно-белого, легко потом попадает в цветной. И Мошников с Маскаевым в своё время тоже осваивали «гравюрный универсализм» в литографической мастерской на улице Челюскинцев. Встреча с графиком Валентиной Николаевной Челинцевой показала им эталон жизненного пути. А в тот период юности Скворцова, оказалось, был А.Н. Кравченко, возглавлявший графический факультет саратовского худ.- пром. института. В 1924 году в Саратов вернулся Базенкевич после стажировки во ВХУТЕМАСе.

Александр Васильевич работал в плакатной технике с минимумом деталей, напоминавшей ксилографию. Занимался линогравюрой и экслибрисами, в чём достиг высокого искусства. Их образцы можно найти у владельцев библиотек. Участвовал в выставках экслибрисистов в Лос-Анжелесе (1029, 1030, 1931). К концу 20-х годов Скворцов занялся офортом. Его натюрморты напоминают школу В.А. Фаворского, с классическими постановками и множеством чёрно-белых пятен. (В 1958 году графический лист «Тихое утро» получил серебряную медаль на международной выставке в Брюсселе — Е.И.).

Он был рядом с Юстицким и не избежал увлечённости повышенной экспрессией. За «Пейзаж с мельницей» (1926 год) Скворцова называли «певцом Волги». Его работы были не натурными, а сложными пластическими. К тридцатым годам XX века Скворцов увлёкся барбизонцами и Боголюбовым А.П., с их состоянием натуры и умением показать красоту обыкновенного в жизни природы. На примере творчества Скворцова мы видим разнообразные способы прикосновения к фактуре. В автопортретах 1925 и 1937 годов уплотняется фон, становятся более резкими переходы. «Жаркий день»: сухая игла, редкая для Саратова. Сохранилось большое количество его работ, наброски с натуры, со своим тонким звуком очень высокого качества. 1956-1960 годы: монотипия «Волга зимой». (А.В. Скворцов – отнюдь не провинциальный мастер, работы мастера хранятся в Государственной Третьяковской галерее, Государственном Русском музее, ГМИИ имени А.С. Пушкина, в крупнейших музеях и галереях России и зарубежья – Е.И.).

Прошло некоторое время после занятия, и подумалось мне вот что. Третий город в России до 1917 года, Саратов его жители и ими любимые вожди скатили до уровня провинциального. Держат его на плаву, похоже, только учебные и культурные учреждения, в основе своей созданные до революции 1917 года.

А если бы все художники Саратова могли прослушать логически выверенный и проиллюстрированный репродукциями мастеров курс лекций Мошникова о том, что есть саратовская школа? Нашли бы много общего с ним в своих представлениях об этом.

О сталинских репрессиях, коснувшихся художников Щеглова и Скворцова напрямую, можно прочесть в недавно изданной книге А. Голицына «Саратовские художники. Возвращённые имена» (ОДРМ, Саратов, 2021). Слушатели школы В.А. Мошникова получили её в дар.

Елена Игошина, фото автора, а общие фотографии – автор Наталья Мошникова

  • Просмотров: 156

Яндекс.Метрика